unclesasha (unclesasha) wrote,
unclesasha
unclesasha

Categories:

Аламут - гнездо Горного старца



Скала Аламута

Путешествуя по чужим странам, турист хочет увидеть чудеса природы и чудеса, созданные трудом людей. Но есть и третий вид. Это места, где происходили памятные события. События, связанные с именами великих людей, часто трагические, реже романтические. Места битв, подвигов, открытий, красивых слов, историй подлинных или легендарных, но попавших в книги, в память, в язык. Пусть там уже ничего не осталось от «того времени», ни камня на камне, но те же холмы, облака, ветер. «Вот тут это было», - думает про себя турист, пытаясь что-то почувствовать, понять, поставить себя на место. Отыскать нечто, упущенное авторами книг, и только ему доступное. Именно надежда на маленькие собственные открытия и привлекает в такие места путешественников. Такой туризм сродни паломничеству.
Планируя путешествие в Иран, я сразу поставил посещение Аламута в программу, хотя знал, что там мало что сохранилось. Легендарная история этого места легко заменяет недостаток материальных объектов. Отсюда тысячу лет назад пришло в Европу страшное слово «ассасин». Не было такого слова в классической латыни, но сейчас и оно, и от него производные, можно найти в английских, французских, испанских словарях. И смысл один - убийца, жестокий убийца, наёмный убийца.
Первый шаг на пути в Аламут был сделан в детстве. Все мы это читали – Александр Дюма, «Граф Монте Кристо».

– Слыхали вы о Горном Старце, – спросил хозяин, – о том самом, который хотел убить Филиппа Августа?
– Разумеется.
– Вам известно, что он владел роскошной долиной у подножия горы, которой он обязан своим поэтическим прозвищем. В этой долине раскинулись великолепные сады, насаждённые Хасаном-ибн-Сабба, а в садах были уединённые беседки. В эти беседки он приглашал избранных и угощал их, по словам Марко Поло, некоей травой, которая переносила их в эдем, где их ждали вечно цветущие растения, вечно спелые плоды, вечно юные девы. То, что эти счастливые юноши принимали за действительность, была мечта, но мечта такая сладостная, такая упоительная, такая страстная, что они продавали за неё душу и тело тому, кто её дарил им, повиновались ему, как богу, шли на край света убивать указанную им жертву и безропотно умирали мучительной смертью в надежде, что это лишь переход к той блаженной жизни, которую им сулила священная трава.


Дюма ссылается на это место из «Книги о разнообразии мира» Марко Поло. Её мало кто читает сейчас, но когда-то она была для европейцев основным источником по географии Востока. Кстати, Марко Поло книгу эту не писал. Он надиктовал свои воспоминания некоему Рустичано, когда они вместе были в плену, в Генуэзской тюрьме. Но память у него была хорошая, много лет уже прошло, как он вернулся в Венецию, а точно вспомнил, где какой город, какие из него ведут дороги, чем там торгуют, какой веры придерживаются. Причём не только о тех местах, где сам побывал, но и о том, что слышал от правдивых людей. Вот, что ему рассказывали об Аламуте.

В стране Мулект в старину жил горный старец. Мулект значит жилище арамов. Все, что Марко рассказывал, то и вам передам; а слышал он об этом от многих людей. Старец по-ихнему назывался Ала-один. Развел он большой, отличный сад в долине, между двух гор; такого и не видано было. Были там самые лучшие в свете плоды. Настроил он там самых лучших домов, самых красивых дворцов, таких и не видано было прежде; они были золоченые и самыми лучшими в свете вещами раскрашены. Провел он там каналы; в одних было вино, в других – молоко, в третьих – мед, а в иных – вода. Самые красивые в свете жены и девы были тут; умели они играть на всех инструментах, петь и плясать лучше других жен.
Сад этот, толковал старец своим людям, есть рай. Развел он его таким точно, как Мухаммед описывал сарацинам рай: кто в рай попадет, у того будет столько красивых жен, сколько пожелает, и найдет он там реки вина и молока, меду и воды. Поэтому-то старец развел сад точно так, как Мухаммед описывал рай сарацинам; и тамошние сарацины верили, что этот сад – рай. Входил в него только тот, кто пожелал сделаться асасином. При входе в сад стояла неприступная крепость; никто в свете не мог овладеть ею; а другого входа туда не было.
Содержал старец при своем дворе всех тамошних юношей от двенадцати до двадцати лет. Были они как бы его стражею и знали понаслышке, что Мухаммед, их пророк, описывал рай точно так, как я вам рассказывал. И что еще вам сказать? Приказывал старец вводить в этот рай юношей, смотря по своему желанию, по четыре, по десяти, по двадцати, и вот как: сперва их напоят, сонными брали и вводили в сад; там их будили.
Проснется юноша и, как увидит все то, что я вам описывал, поистине уверует, что находится в раю, а жены и девы во весь день с ним: играют, поют, забавляют его, всякое его желание исполняют; все, что захочет, у него есть; и не вышел бы оттуда по своей воле. Двор свой горный старец держит отлично, богато, живет прекрасно; простых горцев уверяет, что он пророк; и они этому поистине верят.


Ну как же было не воспользоваться возможностью посетить такое замечательное место? Пункт записан в план. Согласован маршрут. Путешествие началось. И вот, на второй его день наша машина сворачивает с трассы Тегеран-Казвин на север, к горам Эльбурс. Дорога поднимается вверх по серпантину на перевал. Оттуда видно следующую гряду гор, ещё выше. Вершины в снегу, снег пятнами лежит и на перевале. Горы безлесны. Только ниже, в распадках, островки тополей, посаженных жителями деревень для будущего строительства. Деревни глинобитные, а для перекрытия плоских крыш требуются брёвна. За сотни лет изменилось только то, что дома крыты железом, а не камышом и соломой.



Озеро Эван


На дне долины протекает мутная река с коричневой водой. Долина узкая, ровного места мало. Чем они тут живут? Это сейчас по извилистой дороге надо ехать несколько часов, а в старину путь до ближайшего города Казвина занимал много дней. А тогда, тысячу лет назад, в этой глухомани, в голых горах, где полгода снег, а полгода засуха, как жилось? Кому эти места были нужны? Тут крестьянам, похоже, самим едва хватает выращенной еды. И зачем было строить неприступную крепость в верхней части этой долины? На севере, за горами, Гилян и Мазендаран, южное побережье Каспия. Наверно, тысячу сто лет назад они представляли опасность для Ирана. Но когда по этой дороге в Аламут пришёл человек по имени Хасан, крепость уже не имела стратегического значения.
Хасан ибн Саббах родился около 1055 года. По одним данным, его родители были иранцы, по другим – знатные переселенцы из Йемена. Закончив обучение в медресе, ещё молодым человеком чуть за 20, он примкнул к движению исмаилитов.



Обрыв у внешнего двора

Как известно, после смерти пророка Мухаммеда, его последователи разделились на суннитов и шиитов. Первоначально, шиитское меньшинство представляло собой скорее политическую партию, но при шестом имаме Джафаре ас-Садыке оформилось как религиозное течение, точнее – религиозно-правовое, поскольку шииты признают право на духовную власть только за потомками Али, зятя пророка. Таким признанным наследственным лидером и был это самый шестой имам Джафар. По традиции, ему должен был наследовать старший сын Исмаил. Но тут произошла неприятность. Исмаил оказался алкоголиком. Этот редкий и абсолютно недопустимый для доброго мусульманина порок явился причиной того, что отец отказал первенцу в праве наследования в пользу следующего по возрасту сына. И хотя Исмаил умер даже раньше своего отца, следующим имамом стал его брат. Часть шиитов с этим не согласилась. Поскольку у Исмаила остался сын Мухаммад, прямой потомок по мужской линии, у которого больше прав на власть. Кроме генеалогии, значение имело и мистическое учение, согласно которому потомкам Али по прямой линии при рождении передаётся некая благодать. Исмаилиты создали сложную доктрину, не только религиозную, но и философскую, мистическую, научную, а также тайную организацию с разными ступенями посвящения и разветвлённой конспиративной сетью. По мнению некоторых исследователей, тайные знания высших ступеней посвящения исмаилитов очень далеко уходят от традиционного ислама.
Ситуация осложнилась тем, что Мухаммад ибн Исмаил умер, не оставив потомков. Точнее, по версии одних он их не имел вовсе, он был вообще последним имамом, который не умер, а скрылся, и вернётся при конце света. По другой версии, более распространённой, законные наследники, носители благодати, были и есть, но они скрываются. Двести лет спустя таким потомков Али и дочери пророка Фатимы объявил себя некий Убейдаллах, основатель Фатимидской династии, правившей Северной Африкой и Сирией в 10-12 веках.
Признанный род исмаилитских имамов есть и сейчас. В ЖЖ у меня даже оказалась общая знакомая с их нынешним главой. Мир тесен.
Но если в Сирии и Египте исмаилиты были у власти, то в Иране 11 века они существовали в качестве тайной организации еретиков, преследуемой властями.



Каньон в Аламуте

Хасан продолжал своё обучение в Египте до 1080 года. В это время сельджуки, которым тогда принадлежал Иран, захватили и Сирию. Что делал наш герой следующие десять лет, точно не известно. В сентябре 1090 года он появился в Аламуте уже в качестве признанного лидера иранских исмаилитов. Считается, что Хасан прожил там, не выходя из крепости, до самой смерти в 1124 году, то есть 34 года. Так он и стал первым легендарным Горным старцем.



Остатки домов в цитадели

Как исмаилиты уговорили коменданта впустить их в крепость, почему он их туда впустил, дело тёмное. Крепость оказалась в их руках, и выгнать их оттуда уже не удалось. Но с комендантом поступили справедливо. Хасан написал бумагу и сказал, что по ней выдадут значительную сумму денег в далёком городе. Коменданта с недоверием отнёсся к странному, бедно одетому человеку, и его записке, но выбора не было, он ушёл и был приятно удивлён, когда на самом деле получил три тысячи золотых монет.
Через год власти предприняли попытку выбить исмаилитов из Аламута, но 60-70 сподвижников Хасана при поддержке ещё 300, вызванных на помощь из ближайшего города Казвина, выдержали осаду и прогнали осаждавших.
Первым делом исмаилиты освободили местных крестьян от налогов. Взамен они организовали постройку сети крепостей, куда те же крестьяне могли бы скрыться от войск правительства. В результате под контролем Хасана ибн Саббаха оказалась сеть крепостей, и появилось странное, беспрецедентное государство без чётких границ, без налогов, без собственной территории и населения. Власть Аламута распространялась на исмаилитов, большинство из которых проживало в Иране под властью тюркской династии Сельджукидов, которые считали исмаилитов еретиками, опасными для веры и государства, и в случае разоблачения казнили.



Вид от ворот на внешний двор

Особо усердствовал в репрессиях великий визирь султана Низам аль-Мульк. Когда весть об очередной казни дошла до Аламута, Хасан ибн Саббах буквально сказал собравшимся сподвижникам, что тот, кто убьёт визиря, заслужит этим райское блаженство. Тут же нашёлся доброволец. Визирь был убит, погиб и террорист.
Позже появилась легенда о том, что Хасан, Низам аль-Мульк и Омар Хайям учились вместе в одном медресе и в юности дружили.
Индивидуальный террор существовал всегда, хотя в истории бывают довольно долгие периоды, когда все, в первую очередь власти, забывают об этой угрозе, и стража при первых лицах страны становится просто ритуалом. Убийство визиря имело огромный резонанс. Хасан понял, что используя индивидуальный террор, его небольшое государство без армии и значительных финансовых ресурсов сможет не только выжить, но и диктовать свою волю другим.
Историки подсчитали. За 32 года правления первого Горного старца по его приказу было организовано 49 террористических актов. При его наследниках интенсивность снизилась: 75 убийств за 90 лет, причём очень неравномерно, были пятилетки без единого теракта. Возможно, в эти годы с потенциальными жертвами удавалось договориться. Или они были заняты подготовкой. Считается, что убийц готовили индивидуально под каждую жертву. Для актов за границей учили языкам, манерам, обычаям эти стран. И, конечно же, боевым искусствам, владению всеми известными тогда видами оружия. В Аламуте была собрана богатая библиотека. Исмаилиты, в том числе и современные, приветствуют не только религиозное, но и светское образование. Население тех районов Таджикистана, где до сих пор живут исмаэлиты, заметно отличаются от других уровнем образования.
Когда в 1256 году Аламут разрушили войска монгольского хана Хулагу, при этом присутствовал историк Джувейни, закончивший историей о Горном Старце и его ассасинах свою знаменитую книгу «История завоевания мира». Большинство достоверных сведений о Аламуте происходит оттуда. Истории о фальшивом рае, которую рассказал Марко Поло, там нет. И гашиш в тех краях не употребляли, скорее уж опиумный мак. Возможно, что имя ассасин или «хашшишин» означало «тот, кто питается травой», то есть бедный.
В книге по истории Ирана, изданной 60 лет назад, написано, что где находилась крепость Аламут, неизвестно. Раскопки, подтвердившие, что именно это место и есть легендарный Аламут, произвели сравнительно недавно. Над остатками центральной части, где ворота в цитадель и мечеть построена защитная железная крыша, которая сильно портит вид. Раскопали цистерны для воды общей ёмкостью в сотни кубометров. Для 60-70 человек гарнизона достаточно. Наверняка была система сбора дождевой воды. Есть погреб, кухня, небольшие жилые комнаты с очагами для отопления. Дымоходы были сложены их фасонных кирпичей. Часть зданий каменная, часть кирпичная, несколько коридоров вырублены в скале. В скале вырублен небольшой тоннель поперёк гребня горы, ведущий на площадку для наблюдения за долиной.



Тоннель для выхода на смотровую площадку

Сейчас подъём от дороги идёт по тому же склону, что и в древности, только для туристов сделана новая каменная лестница. Тропа проходит под скалой и прекрасно обстреливается из крепости. Но даже поднявшись по осыпи, в крепость попасть не просто. Путь вверх уже по скале. Сейчас установлены железные лестницы. Древние ступени, вырубленные в скале, разрушило или время, или монголы. Камень не твёрдый. Поднявшись наверх, мы попали только во внешний двор. В цитадель вели ворота в башне. Эта башня с гранёными столбами видна на всех старинных изображениях Аламута. Он неё сохранилось меньше метра высоты. Крепость разрушали старательно и намеренно. Только могучая сила империи Чингизидов сумела разорить это горное гнездо хищников.



Деревня у подножия скалы

Весенний воздух прохладен. Склон горы на севере ещё не очистился от снега, но и не успел зазеленеть травой. Орлы парят на уровне глаз и даже ниже, над изрытой оврагами долиной, над извилистой дорогой, над беспорядочными разноцветными крышами деревни. Как и тысячу лет назад.
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!



Tags: Иран, путешествия
Subscribe

  • Нашёл родственника.

    Обычно я публикую фотографии или собственные, или старые из семейных альбомов. Эту я взял в Википедии. В семейных альбомах когда-то были портреты…

  • Публикуется впервые 38.

    Как вы думаете, какого года фотография? И это не театральные костюмы. Лето 1936 года. Село Великий Враг на Волге. Сейчас это Кстовский…

  • Публикуется впервые 37

    Нижний Новгород, улица Осыпная (Пискунова) дом 15, во дворе. Мастерская вывесок нижегородского мещанина Фёдора Алексеевича Шалимова, сына…

promo unclesasha december 31, 2037 18:55 61
Buy for 20 tokens
Тут положено писать о френдполитике. Добавление в друзья означает только то, что я читаю этот блог в ленте, что мне в этом блоге интересно. Поэтому взаимости от других не жду и сам не обещаю. Все материалы мои, копипастой не занимаюсь. У меня нет закрытых записей. Всё можно брать, желательно,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Нашёл родственника.

    Обычно я публикую фотографии или собственные, или старые из семейных альбомов. Эту я взял в Википедии. В семейных альбомах когда-то были портреты…

  • Публикуется впервые 38.

    Как вы думаете, какого года фотография? И это не театральные костюмы. Лето 1936 года. Село Великий Враг на Волге. Сейчас это Кстовский…

  • Публикуется впервые 37

    Нижний Новгород, улица Осыпная (Пискунова) дом 15, во дворе. Мастерская вывесок нижегородского мещанина Фёдора Алексеевича Шалимова, сына…