unclesasha (unclesasha) wrote,
unclesasha
unclesasha

Categories:

Публикуется впервые 4.

05

Эта фотография сделана в городе Горьком где-то между 28 июня 1941 года, когда немцы заняли Бобруйск, и летом 1943 года, когда мой отец уехал по распределению в Белозерск.
Отец, Владимир Николаевич, на фото слева. Студент Горьковского политеха. Ему от 20 до 22 лет, но выглядит моложе. Думаю потому, что редко ел досыта. Справа мой дед, Николай Феофилович, до революции судебный следователь в чине коллежского секретаря, а на тот момент бухгалтер в организации, занимающейся строительством железных дорог. Ему 55 – 57 лет. Вид у него измождённый, он выглядит даже старше, чем в свои 80 лет, каким я его помню.
В середине сидит человек, о котором я знаю только из мемуаров деда.
Его звали Игнатий Антонович Авдзевич, на тот момент он беженец, бывший прокурор и член Верховного Суда Белоруссии, эвакуированный из Бобруйска.
Вот, что про него пишет дед.

Об этом Авдзевиче стоит рассказать. По национальности он латыш и появился он в Речице как рабочий, кажется, как мне говорили, кузнец-молотобоец на заводе "Интернационал". Прославился он тем, что зашел как-то в котельное отделение завода, снял висевшую там на стене с давних времен икону Николая-Чудотворца и бросил ее в топку. Сразу же кочегары дали тревожные гудки, а Авдзевича задержали. Сбежались рабочие, несколько сот человек, и когда узнали, что Авдзевич бросил икону в топку, то некоторые начали кричать, что нужно и его туда же бросить.
Прибежали из конторы: главный инженер Рикк Б.А. - бывший совладелец завода, первое время работавший на заводе при советской власти, и коммерческий директор Эвенчук, тоже служивший при владельцах. Им удалось кое-как успокоить и вразумить толпу, но тем не менее, рабочие выгнали Авдзевича с завода, выгнали его за ворота и надавали по шее. Как мне говорили, рабочие собрали деньги, послали своего представителя в Киев, купили там новую икону и повесили ее на прежнее место. Было это в первые месяцы советской власти в Речице. О плохих последствиях для кого-либо из рабочих я не слышал, но Авдзевич после этого пошел в гору. Его послали в Гомель на юридические курсы. Там он повысил свою, весьма небольшую, эрудицию, усвоил принципы советского судопроизводства и через несколько месяцев явился в Речицу в качестве народного судьи и председателя уездного бюро юстиции. Тогда я с ним познакомился. У меня с ним установились хорошие отношения, и он оказал мне большую услугу, так как, будучи уже прокурором речицкого уезда, он добился освобождения меня из тюрьмы, арестованного чекистами. Вслед за тем в 1941 году в первые дни войны я встретил Авдзевича в Горьком на улице Свердлова. Оказалось, что Авдзевич последнее время служил в Бобруйске, и ему, как члену партии, предложено было уйти из города в числе последних при продвижении немцев. Свою семью (женат он был на речанке, моей знакомой Васильевой) - жену и четверо детей он отправил из Бобруйска раньше, поручив им дожидаться его в ближайшем городе. Оказалось, что шофер машины, на которой была эвакуирована жена Авдзевича, поехал не в тот город, куда ему велели, а в свою деревню, семью Авдзевича он сбросил с барахлом на дороге. Авдзевич искал свою семью в прифронтовой полосе, не нашел и очутился в Горьком. Помня услугу, которую оказал мне Авдзевич, а также учитывая лишнюю жилплощадь в своей квартире, я пригласил Авдзевича к себе, и он жил у меня почти до конца войны. Оказалось, что семья Авдзевича пережила в Бобруйске период оккупации, кажется, не вполне благополучно: кто-то погиб, а взрослую дочь угнали на работу в Германию.


Дед считал себя в долгу перед этим человеком, который, обладая в начале 20-х годов большой и бесконтрольной властью, спас его от тюрьмы, ссылки или даже расстрела. Поселить у себя знакомого эвакуированного было даже выгодно, так как старшая сестра отца перед войной вышла замуж и переехала жить к мужу, а двоих мужчин, живших в двухкомнатной квартирке общей площадью 30 квадратных метров, могли «уплотнить».
Поискав в Интернете, я узнал, что ещё 30 лет назад в Бобруйске жил кто-то из потомков этого человека.
Вот такая история.
Tags: публикуется впервые
Subscribe

promo unclesasha декабрь 31, 2037 18:55 61
Buy for 20 tokens
Тут положено писать о френдполитике. Добавление в друзья означает только то, что я читаю этот блог в ленте, что мне в этом блоге интересно. Поэтому взаимости от других не жду и сам не обещаю. Все материалы мои, копипастой не занимаюсь. У меня нет закрытых записей. Всё можно брать, желательно,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments